System.Net.WebException: Сбой запроса с состоянием HTTP 404: Not Found. в System.Web.Services.Protocols.SoapHttpClientProtocol.ReadResponse(SoapClientMessage message, WebResponse response, Stream responseStream, Boolean asyncCall) в System.Web.Services.Protocols.SoapHttpClientProtocol.Invoke(String methodName, Object[] parameters) в EduServ.DataProcess.AddViewing(Int32 OrgId, Int32 Type, String ID, Int32 PageNum, String IP, String URL, String Refer) в c:\Windows\Microsoft.NET\Framework\v2.0.50727\Temporary ASP.NET Files\root\e04f9611\e2b8c6e0\App_WebReferences.lxvwvnmb.0.cs:строка 76 в MyUserControl.SaveView(PageType Type, String ID, Int32 PageNum) в e:\WWW\edu.cap.ru\App_Code\MyUserControl.cs:строка 126 Открытый урок на тему "Тема добра и зла в произведениях писателей и поэтов". / Сайт учителя русского языка и литературы / Портал образования ЧР
Версия для слабовидящих
Обычная версия сайта
  Размер шрифта:   Цветовая схема:   Изображения:

Сайт учителя русского языка и литературы МБОУ "Янгличская СОШ имени Героя РФ Н.Ф.Гаврилова" Канашского района Чувашской Республики

Мое кредо
Немного обо мне.
Открытое внеклассное мероприятие (КВН) на тему "Люблю учиться в школе я"
Открытые уроки
Открытый классный час "Здоровый образ жизни"
Открытый классный час на тему "Научись ценить свою жизнь".
Открытый урок "Цветопись в поэзии Михаила Сеспеля и Сергея Есенина".
Открытый урок «Подготовка к ЕГЭ по русскому языку по заданию В1-8».
Открытый урок на тему "Антитеза"
Открытый урок на тему "Публицистический стиль".
Открытый урок на тему "Тема добра и зла в произведениях писателей и поэтов".
Открытый урок на тему «Картина И.К.Айвазовского «Буря на море ночью».
Открытый урок на тему «Комплексный анализ стихотворения В.Высоцкого «Купола».
Презентация к уроку "Комплексный анализ стихотворения В.Высоцкого "Купола"
Рабочая программа по русской литературе для 10 класса по учебнику М.В.Черкезовой.
Рабочая программа по русской литературе для 11 класса по учебнику М.В.Черкезовой.
Рабочая программа по русской литературе для 8 класса по учебнику М.В.Черкезовой.
Рабочая программа по русскому языку для 10 класса по учебнику Т.С.Кудрявцевой.
Рабочая программа по русскому языку для 11 класса по учебнику Д.Э.Розенталя.
Рабочая программа по русскому языку для 11 класса по учебнику Т.С.Кудрявцевой.
Рабочая программа по русскому языку для 6 класса по учебнику С.Д.Ашуровой.
Рабочая программа по русскому языку для 7 класса по учебнику С.Д.Ашуровой.
Get Adobe Flash player
Открытый урок на тему "Тема добра и зла в произведениях писателей и поэтов".

«Тема добра и зла в произведениях писателей и поэтов»

Цели:

1) понять на примерах  из художественной литературы, из Библии и изобразительного искусства, что такое жестокость и милосердие,

2) формировать навыки дневниковой работы,

3) научить видеть грани добра и зла в жизни.

Оборудование: презентация урока, проектор, экран, компьютер, раздаточный материал.

Ход урока.

I.Оргмомент.

Слово учителя.

 Доброе утро, ребята, сегодня мы с вами познакомимся с отрывками из художественной литературы, из Библии, посмотрим картины и фото и постараемся понять, что такое добро и зло, чтобы потом написать сочинение на тему «Почему надо быть добрым?». Для этого мы будем работать по методу  двойного дневника.

II. Изучение новой темы.

1. Чтение эпиграфа к уроку учителем:

«… Постепенно открылось мне, что линия, разделяющая добро и зло, проходит не между государствами, не между партиями, она проходит через каждое человеческое сердце и через все человеческие сердца. Линия эта подвижна, она колеблется в нас годами. Даже в сердце, объятом злом, она утверждает маленький плацдарм добра. Даже в наидобрейшем сердце – неиссякаемый уголок зла.

       С тех пор я понял правду всех религий мира: они борются со злом в человеке (в каждом человеке). Нельзя изгнать вовсе зло из мира, но можно в каждом человеке его потеснить…»

                                                     А. И. Солженицын

                                                    «Архипелаг ГУЛаг».

2. Работа по методу  двойного дневника.

Вопрос

Ответ

1. Что же хотел сказать Солженицын этими словами?

Люди не могут быть абсолютно злыми. Есть в них добро, которое надо увидеть и расширить.

2. Как вы думаете, что такое милосердие?

 

Милосердие – это готовность помочь

кому-нибудь или простить кого-нибудь

из сострадания, это добро.

 

3. А что такое жестокость?

 

Жестокость – это жестокий поступок или обращение, это зло.

 

4. Считаете ли вы себя милосердными?

 

Да, я милосердна,  милосерден,  потому что…

 

5. Всегда ли нужно проявлять милосердие?

 

Христос учил быть милосердными, ибо,

как  ты поступишь с людьми, так и они

поступят с тобой. Делая зло, умножишь

зло, делая добро, умножишь добро.

Таков закон жизни.

 

  1. Нужна ли жестокость?

 

Если хочешь быть жестоким, будь только

с собой таким, чтобы устоять в некоторых

тяжелых жизненных ситуациях.

 

3. Чтение отрывков и продолжение дневниковой работы.

Отрывок. Работа по средствам худ. выразительности по выделанным отрывкам.

Вывод

         Отрывок из Библии: 12 Пилат, отвечая, опять сказал им: что же хотите, чтобы я сделал с Тем, Которого вы называете Царем Иудейским?

         13 Они опять закричали: распни Его.

         14 Пилат сказал им: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее закричали: распни Его.

         15 Тогда Пилат, желая сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.

         16 А воины отвели Его внутрь двора, то есть в преторию, и собрали весь полк,

         17 и одели Его в багряницу, и, сплетши терновый венец, возложили на Него;

         18 и начали приветствовать Его: радуйся, Царь Иудейский!

         19 И били Его по голове тростью, и плевали на Него, и, становясь на колени, кланялись Ему.

         20 Когда же насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, одели Его в собственные одежды Его и повели Его, чтобы распять Его

 

         Человек – неблагодарное и

жестокое существо. Христос

пошел на Голгофу для того,

чтобы искупить все грехи

людей перед Богом, а те,

ради кого Он страдал, с

особой жестокостью распяли

Его на кресте. Подумайте обо всем

этом и не будьте неблагодарными.

 

      Сергей Есенин.

         Шел Господь пытать людей в любови,
Выходил он нищим на кулижку.
Старый дед на пне сухом в дуброве,
Жамкал деснами зачерствелую пышку.
Увидал дед нищего дорогой,
На тропинке, с клюшкою железной,
И подумал: "Вишь, какой убогой,-
Знать, от голода качается, болезный".

Подошел Господь, скрывая скорбь и муку:
Видно, мол, сердца их не разбудишь...
И сказал старик, протягивая руку:
"На, пожуй... маленько крепче будешь".

         Человек нищий, живущий

в холоде и голоде, проявляет

милосердие к человеку,

которому хуже, чем ему

(он не знал, что Бог вышел

на дорогу, переодевшись

нищим), отдает ему свой

последний кусок хлеба. И вы

будьте добры к обездоленным.

 

       Отрывок из к/ф «Хмель»

         Раскольники сжигают молодую мать с ребенком из-за того, что ребенок родился 6-палым, считая что женщина родила от сатаны.

 

         Беспредельна человеческая жестокость, прикрывающаяся служением Богу. Нельзя быть фанатиком. Помните об этом. Не вступайте ни в какие секты.

 

М.А.Шолохов «Судьба человека»

И вот один раз вижу возле чайной этого парнишку, на другой день - опять вижу. Этакий маленький оборвыш: личико все в арбузном соку, покрытом пылью, грязный, как прах, нечесаный, а глазенки - как звездочки ночью после дождя! И до того он мне полюбился, что я уже, чудное дело, начал скучать по нем, спешу из рейса поскорее его увидать. Около чайной он и кормился - кто что даст. На четвертый день прямо из совхоза, груженный хлебом, подворачиваю к чайной. Парнишка мой там сидит на крыльце, ножонками болтает и, по всему видать, голодный. Высунулся я в окошко, кричу ему: "Эй, Ванюшка! Садись скорее на машину, прокачу на элеватор, а оттуда вернемся сюда, пообедаем". Он от моего окрика вздрогнул, соскочил с крыльца, на подножку вскарабкался и тихо так говорит: "А вы откуда знаете, дядя, что меня Ваней зовут?" И глазенки широко раскрыл, ждет, что я ему отвечу. Ну, я ему говорю, что я, мол, человек бывалый и все знаю. Зашел он с правой стороны, я дверцу открыл, посадил его рядом с собой, поехали.

 Шустрый такой парнишка, а вдруг чего-то притих, задумался и нет-нет да и взглянет на меня из-под длинных своих загнутых кверху ресниц, вздохнет. Такая мелкая птаха, а уже научилась вздыхать. Его ли это дело? Опрашиваю: "Где же твой отец, Ваня?" Шепчет: "Погиб на фронте". - "А мама?" - "Маму бомбой убило в поезде, когда мы ехали". - "А откуда вы ехали?" - "Не знаю, не помню..." - "И никого у тебя тут родных нету?" - "Никого". - "Где же ты ночуешь?" - "А где придется". Закипела тут во мне горючая слеза, и сразу я решил: "Не бывать тому, чтобы нам порознь пропадать! Возьму его к себе в дети". И сразу у меня на душе стало легко и как-то светло. Наклонился я к нему, тихонько спрашиваю: "Ванюшка, а ты знаешь, кто я такой?" Он и спросил, как выдохнул: "Кто?" Я ему и говорю так же тихо: "Я - твой отец".

Боже мой, что тут произошло! Кинулся он ко мне на шею, целует в щеки, в губы, в лоб, а сам, как свиристель, так звонко и тоненько кричит, что даже в кабинке глушно: "Папка родненький! Я знал! Я знал, что ты меня найдешь! Все равно найдешь! Я так долго ждал, когда ты меня найдешь!" Прижался ко мне и весь дрожит, будто травинка под ветром. А у меня в глазах туман, и тоже всего дрожь бьет, и руки трясутся...

 

         Человек по-настоящему добр, если может подарить тепло души после всех жестоких испытаний тому, кто  более нуждается в любви и заботе. Если на вашем пути тоже встретится сирота, пригрейте его, проявите милосердие.

 

М.А.Шолохов «Судьба человека»

И  слышу я  рядом с собой такой тихий разговор. Один говорит:  "Если завтра,  перед тем как гнать нас дальше, нас выстроят и будут  выкликать комиссаров,  коммунистов и  евреев,  то  ты,  взводный,  не прячься! … Я за тебя отвечать не намерен. Я первый укажу на тебя! Я же знаю, что ты коммунист и меня агитировал вступать в  партию,  вот и отвечай за свои дела".  … чей-то молодой голос отвечает:     всегда  подозревал,  что  ты,  Крыжнев,  нехороший  человек. Особенно,   когда  ты  отказался  вступать  в   партию,   ссылаясь  на  свою неграмотность.  Но никогда я не думал, что ты сможешь стать предателем. Ведь ты  же  окончил семилетку?"  Тот лениво так отвечает своему взводному:  "Ну, окончил, и что из этого?" Долго они молчали, потом, по голосу, взводный тихо так говорит:  "Не выдавай меня,  товарищ Крыжнев".

А тот засмеялся тихонько."Товарищи, - говорит, - остались за линией фронта, а я тебе не товарищ, и ты меня не проси, все равно укажу на тебя. Своя рубашка к телу ближе".     Замолчали они,  а  меня  озноб колотит от  такой подлючности.  "Нет,  -думаю,  - не дам я тебе, сучьему сыну, выдать своего командира! Ты у меня из этой церкви не  выйдешь,  а  вытянут тебя,  как падлу,  за ноги!"  Чуть-чуть рассвело -  вижу:  рядом со  мной  лежит на  спине мордатый парень,  руки за голову закинул,  а около него сидит в одной исподней рубашке,  колени обнял, худенький такой, курносенький парнишка, и очень собою бледный. "Ну, - думаю,- не  справится этот  парнишка с  таким  толстым мерином.  Придется мне  его кончать".     Тронул я его рукою,  спрашиваю шепотом:  "Ты -  взводный?" Он ничего не ответил,  только головою кивнул.  "Этот хочет тебя выдать?" - показываю я на лежачего парня.  Он обратно головою кивнул. "Ну, - говорю, - держи ему ноги, чтобы не брыкался!  Да поживей!" -  а сам упал на этого парня, и замерли мои пальцы у  него на  глотке.  Он и  крикнуть не успел.  Подержал его под собой минут несколько, приподнялся. Готов предатель, и язык на боку!     До  того  мне  стало  нехорошо после этого,  и  страшно захотелось руки помыть,  будто я не человека, а какого-то гада ползучего душил... Первый раз в  жизни убил,  и  то  своего...  Да  какой же он свой?  Он же худее чужого, предатель.

 

         Можно ли Соколова, убившего человека, осудить? Хочется сказать, что нельзя, потому что он спас жизнь хорошего человека, убив предателя.

 

Леонид Андреев «Предстояла кража»

Предстояла крупная кража, а быть может, убийство. Нынче ночью предстояла она - и скоро нужно было идти к товарищу, а не ждать в бездействии дома и не оставаться одному… И человек, которому предстояла крупная кража, а быть может, убийство, вышел из старого покосившегося дома.

(И он услышал какой –то звук)

…то щенок визжал - самый обыкновенный и, должно быть, очень еще маленький щенок. Это видно было по его голосу - слабенькому, жалобному и полному той странной уверенности, что его должны услышать и пожалеть, какая звучит всегда

в плаче очень маленьких и

ничего не понимающих детей.

Маленький щенок среди снежного

простора ночи. Маленький,

простой щенок, когда все было

так необыкновенно и жутко, и

весь мир тысячью открытых очей

следил за человеком. И человек

вернулся на тихий зов. (Он несколько раз пытался прогнать щенка домой, но щенок сидел на месте)

- А, дурак, пробковая голова! - с отчаянием крикнул человек; как что-то противное, убийственно ненавидимое, подхватил маленькое тельце, дал ему  два сильных шлепка и понес к дому.     И диким хохотом разразились, встречая его, дома, заборы и сады. Глухо и темно гоготали застывшие  сады,  и  огороды,  сметливо  и  коварно  хихикал и освещенные окна и всем холодом своих промерзших бревен, всем таинственным  и грозным нутром своим сурово смеялись молчаливые и темные дома:     - Смотрите! Смотрите! Вот идет человек, которому предстоит убийство,  и несет щенка. Смотрите! Смотрите на него!     И совестно и страшно стало человеку. Дымным облаком окутывали его злоба и страх, и что-то новое, странное, чего никогда еще не испытывал он в  своей отверженной  и  мучительной  жизни  вора:  какое-то  удивительное  бессилие, какая-то внутренняя слабость, когда крепки мышцы и злобой  сводится  сильная рука, а сердце мягко и бессильно. Он ненавидел щенка - и осторожно  нес  его злобными руками, так  бережно  и  осторожно,  как  будто  была  это  великая драгоценность, дарованная ему прихотливой судьбой. И сурово оправдывался он:   

 - Что же я с ним поделаю, если он не идет. Ведь  нельзя  же,  на  самом деле!    

А безмолвный хохот все рос и сонмом озлобленных лиц  окружал  человека, которому нынче предстояло  убийство  и  который  нес  паршивого  черненького щенка. Теперь не одни дома и сады смеялись над ним,  смеялись  и  все  люди, каких он знал в жизни, смеялись все кражи и насилия, какие он совершал,  все тюрьмы, побои и издевательства, какие претерпело его старое, жилистое тело.     - Смотрите! Смотрите! Ему красть, а он несет щенка! Ему нынче красть, а он опоздает с паршивым маленьким щенком. Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!  Старый  дурак! Смотрите! Смотрите на него!     И все быстрее он шел. Подавшись вперед всем туловищем, наклонив голову, как бык,  готовый  бодаться,  он  точно  пробивался  сквозь  невидимые  ряды невидимых врагов и, как знамя, нес перед собой таинственные и могущественные слова:   

     - Да ведь нельзя же, на самом деле! Нельзя!   

      И все тише, все глуше становился потаенный  смех  невидимых  врагов,  и реже стали их тесные ряды. Быть может, оттого случилось  это,  что  пушистым снегом рассыпались тучи и белым колеблющимся мостом соединили небо с землей. И медленнее  пошел  успокоенный  человек,  а  в  злобных  руках  его  оживал полузамерзший черненький щенок. Куда-то далеко, в самую  глубину  маленького тела загнал мороз нежную теплоту  жизни  -  и  теперь  она  выходила  оттуда пробуждающаяся, яркая, странно-прекрасная в своей непостижимой тайне – такая же прекрасная, как зарождение света и огня среди глубокой тьмы и ненастья.

Даже в самом плохом человеке, по словам Солженицына есть маленький плацдарм добра, который может расширить случай, когда этот человек встречает невинное существо, которое взывает к жалости. Значит, не надо отталкивать тех, кто стал на путь зла, а помочь им стать немного добрее.

 

 

         Общий вывод. В человеческом сердце всегда должно быть больше добра, потому что на добре держится мир. Если бы злых людей было бы больше, люди уничтожили себя, свою планету и все живое вокруг…

 

III. Сочинение.  «Почему надо быть добрым?»

 Эпиграф: «Всякий,

посеявший семена зла,

открывает ворота своей

гибели».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Раздаточный материал.

 «… Постепенно открылось мне, что линия, разделяющая добро и зло, проходит не между государствами, не между партиями, она проходит через каждое человеческое сердце и через все человеческие сердца. Линия эта подвижна, она колеблется в нас годами. Даже в сердце, объятом злом, она утверждает маленький плацдарм добра. Даже в наидобрейшем сердце – неиссякаемый уголок зла.

       С тех пор я понял правду всех религий мира: они борются со злом в человеке (в каждом человеке). Нельзя изгнать вовсе зло из мира, но можно в каждом человеке его потеснить…»

                                                     А. И. Солженицын

                                                    «Архипелаг ГУЛаг».

Работа по методу  двойного дневника.

Вопрос

Ответ

1. Что же хотел сказать Солженицын этими словами?

 

 

 

 

2. Как вы думаете, что такое милосердие?

 

 

 

 

 

3. А что такое жестокость?

 

 

 

 

 

4. Считаете ли вы себя милосердными?

 

 

 

 

 

5. Всегда ли нужно проявлять милосердие?

 

 

 

 

 

7.        Нужна ли жестокость?

 

 

 

 

 

Чтение отрывков и продолжение дневниковой работы.

Отрывок

Вывод

          Отрывок из Библии: 12 Пилат, отвечая, опять сказал им: что же хотите, чтобы я сделал с Тем, Которого вы называете Царем Иудейским?

          13 Они опять закричали: распни Его.

          14 Пилат сказал им: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее закричали: распни Его.

          15 Тогда Пилат, желая сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.

          16 А воины отвели Его внутрь двора, то есть в преторию, и собрали весь полк,

          17 и одели Его в багряницу, и, сплетши терновый венец, возложили на Него;

          18 и начали приветствовать Его: радуйся, Царь Иудейский!

          19 И били Его по голове тростью, и плевали на Него, и, становясь на колени, кланялись Ему.

          20 Когда же насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, одели Его в собственные одежды Его и повели Его, чтобы распять Его

 

 

      Сергей Есенин.

          Шел Господь пытать людей в любови,
Выходил он нищим на кулижку.
Старый дед на пне сухом в дуброве,
Жамкал деснами зачерствелую пышку.
Увидал дед нищего дорогой,
На тропинке, с клюшкою железной,
И подумал: "Вишь, какой убогой,-
Знать, от голода качается, болезный".

Подошел Господь, скрывая скорбь и муку:
Видно, мол, сердца их не разбудишь...
И сказал старик, протягивая руку:
"На, пожуй... маленько крепче будешь".

 

       Отрывок из к/ф «Хмель»

          Раскольники сжигают молодую мать с ребенком из-за того, что ребенок родился 6-палым, считая что женщина родила от сатаны.

 

 

М.А.Шолохов «Судьба человека»

И вот один раз вижу возле чайной этого парнишку, на другой день - опять вижу. Этакий маленький оборвыш: личико все в арбузном соку, покрытом пылью, грязный, как прах, нечесаный, а глазенки - как звездочки ночью после дождя! И до того он мне полюбился, что я уже, чудное дело, начал скучать по нем, спешу из рейса поскорее его увидать. Около чайной он и кормился - кто что даст. На четвертый день прямо из совхоза, груженный хлебом, подворачиваю к чайной. Парнишка мой там сидит на крыльце, ножонками болтает и, по всему видать, голодный. Высунулся я в окошко, кричу ему: "Эй, Ванюшка! Садись скорее на машину, прокачу на элеватор, а оттуда вернемся сюда, пообедаем". Он от моего окрика вздрогнул, соскочил с крыльца, на подножку вскарабкался и тихо так говорит: "А вы откуда знаете, дядя, что меня Ваней зовут?" И глазенки широко раскрыл, ждет, что я ему отвечу. Ну, я ему говорю, что я, мол, человек бывалый и все знаю. Зашел он с правой стороны, я дверцу открыл, посадил его рядом с собой, поехали.

 Шустрый такой парнишка, а вдруг чего-то притих, задумался и нет-нет да и взглянет на меня из-под длинных своих загнутых кверху ресниц, вздохнет. Такая мелкая птаха, а уже научилась вздыхать. Его ли это дело? Опрашиваю: "Где же твой отец, Ваня?" Шепчет: "Погиб на фронте". - "А мама?" - "Маму бомбой убило в поезде, когда мы ехали". - "А откуда вы ехали?" - "Не знаю, не помню..." - "И никого у тебя тут родных нету?" - "Никого". - "Где же ты ночуешь?" - "А где придется". Закипела тут во мне горючая слеза, и сразу я решил: "Не бывать тому, чтобы нам порознь пропадать! Возьму его к себе в дети". И сразу у меня на душе стало легко и как-то светло. Наклонился я к нему, тихонько спрашиваю: "Ванюшка, а ты знаешь, кто я такой?" Он и спросил, как выдохнул: "Кто?" Я ему и говорю так же тихо: "Я - твой отец".

Боже мой, что тут произошло! Кинулся он ко мне на шею, целует в щеки, в губы, в лоб, а сам, как свиристель, так звонко и тоненько кричит, что даже в кабинке глушно: "Папка родненький! Я знал! Я знал, что ты меня найдешь! Все равно найдешь! Я так долго ждал, когда ты меня найдешь!" Прижался ко мне и весь дрожит, будто травинка под ветром. А у меня в глазах туман, и тоже всего дрожь бьет, и руки трясутся...

 

 

М.А.Шолохов «Судьба человека»

И  слышу я  рядом с собой такой тихий разговор. Один говорит:  "Если завтра,  перед тем как гнать нас дальше, нас выстроят и будут  выкликать комиссаров,  коммунистов и  евреев,  то  ты,  взводный,  не прячься! … Я за тебя отвечать не намерен. Я первый укажу на тебя! Я же знаю, что ты коммунист и меня агитировал вступать в  партию,  вот и отвечай за свои дела".  … чей-то молодой голос отвечает:     всегда  подозревал,  что  ты,  Крыжнев,  нехороший  человек. Особенно,   когда  ты  отказался  вступать  в   партию,   ссылаясь  на  свою неграмотность.  Но никогда я не думал, что ты сможешь стать предателем. Ведь ты  же  окончил семилетку?"  Тот лениво так отвечает своему взводному:  "Ну, окончил, и что из этого?" Долго они молчали, потом, по голосу, взводный тихо так говорит:  "Не выдавай меня,  товарищ Крыжнев".

А тот засмеялся тихонько."Товарищи, - говорит, - остались за линией фронта, а я тебе не товарищ, и ты меня не проси, все равно укажу на тебя. Своя рубашка к телу ближе".     Замолчали они,  а  меня  озноб колотит от  такой подлючности.  "Нет,  -думаю,  - не дам я тебе, сучьему сыну, выдать своего командира! Ты у меня из этой церкви не  выйдешь,  а  вытянут тебя,  как падлу,  за ноги!"  Чуть-чуть рассвело -  вижу:  рядом со  мной  лежит на  спине мордатый парень,  руки за голову закинул,  а около него сидит в одной исподней рубашке,  колени обнял, худенький такой, курносенький парнишка, и очень собою бледный. "Ну, - думаю,- не  справится этот  парнишка с  таким  толстым мерином.  Придется мне  его кончать".     Тронул я его рукою,  спрашиваю шепотом:  "Ты -  взводный?" Он ничего не ответил,  только головою кивнул.  "Этот хочет тебя выдать?" - показываю я на лежачего парня.  Он обратно головою кивнул. "Ну, - говорю, - держи ему ноги, чтобы не брыкался!  Да поживей!" -  а сам упал на этого парня, и замерли мои пальцы у  него на  глотке.  Он и  крикнуть не успел.  Подержал его под собой минут несколько, приподнялся. Готов предатель, и язык на боку!     До  того  мне  стало  нехорошо после этого,  и  страшно захотелось руки помыть,  будто я не человека, а какого-то гада ползучего душил... Первый раз в  жизни убил,  и  то  своего...  Да  какой же он свой?  Он же худее чужого, предатель.

 

 

Леонид Андреев «Предстояла кража»

Предстояла крупная кража, а быть может, убийство. Нынче ночью предстояла она - и скоро нужно было идти к товарищу, а не ждать в бездействии дома и не оставаться одному… И человек, которому предстояла крупная кража, а быть может, убийство, вышел из старого покосившегося дома.

(И он услышал какой –то звук)

…то щенок визжал - самый обыкновенный и, должно быть, очень еще маленький щенок. Это видно было по его голосу - слабенькому, жалобному и полному той странной уверенности, что его должны услышать и пожалеть, какая звучит всегда

в плаче очень маленьких и

ничего не понимающих детей.

Маленький щенок среди снежного

простора ночи. Маленький,

простой щенок, когда все было

так необыкновенно и жутко, и

весь мир тысячью открытых очей

следил за человеком. И человек

вернулся на тихий зов. (Он несколько раз пытался прогнать щенка домой, но щенок сидел на месте)

- А, дурак, пробковая голова! - с отчаянием крикнул человек; как что-то противное, убийственно ненавидимое, подхватил маленькое тельце, дал ему  два сильных шлепка и понес к дому.     И диким хохотом разразились, встречая его, дома, заборы и сады. Глухо и темно гоготали застывшие  сады,  и  огороды,  сметливо  и  коварно  хихикал и освещенные окна и всем холодом своих промерзших бревен, всем таинственным  и грозным нутром своим сурово смеялись молчаливые и темные дома:     - Смотрите! Смотрите! Вот идет человек, которому предстоит убийство,  и несет щенка. Смотрите! Смотрите на него!     И совестно и страшно стало человеку. Дымным облаком окутывали его злоба и страх, и что-то новое, странное, чего никогда еще не испытывал он в  своей отверженной  и  мучительной  жизни  вора:  какое-то  удивительное  бессилие, какая-то внутренняя слабость, когда крепки мышцы и злобой  сводится  сильная рука, а сердце мягко и бессильно. Он ненавидел щенка - и осторожно  нес  его злобными руками, так  бережно  и  осторожно,  как  будто  была  это  великая драгоценность, дарованная ему прихотливой судьбой. И сурово оправдывался он:   

 - Что же я с ним поделаю, если он не идет. Ведь  нельзя  же,  на  самом деле!    

А безмолвный хохот все рос и сонмом озлобленных лиц  окружал  человека, которому нынче предстояло  убийство  и  который  нес  паршивого  черненького щенка. Теперь не одни дома и сады смеялись над ним,  смеялись  и  все  люди, каких он знал в жизни, смеялись все кражи и насилия, какие он совершал,  все тюрьмы, побои и издевательства, какие претерпело его старое, жилистое тело.     - Смотрите! Смотрите! Ему красть, а он несет щенка! Ему нынче красть, а он опоздает с паршивым маленьким щенком. Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!  Старый  дурак! Смотрите! Смотрите на него!     И все быстрее он шел. Подавшись вперед всем туловищем, наклонив голову, как бык,  готовый  бодаться,  он  точно  пробивался  сквозь  невидимые  ряды невидимых врагов и, как знамя, нес перед собой таинственные и могущественные слова:   

     - Да ведь нельзя же, на самом деле! Нельзя!   

      И все тише, все глуше становился потаенный  смех  невидимых  врагов,  и реже стали их тесные ряды. Быть может, оттого случилось  это,  что  пушистым снегом рассыпались тучи и белым колеблющимся мостом соединили небо с землей. И медленнее  пошел  успокоенный  человек,  а  в  злобных  руках  его  оживал полузамерзший черненький щенок. Куда-то далеко, в самую  глубину  маленького тела загнал мороз нежную теплоту  жизни  -  и  теперь  она  выходила  оттуда пробуждающаяся, яркая, странно-прекрасная в своей непостижимой тайне – такая же прекрасная, как зарождение света и огня среди глубокой тьмы и ненастья.

 

 

 

          Общий вывод. В человеческом сердце всегда должно быть больше добра, потому что на добре держится мир. Если бы злых людей было бы больше, люди уничтожили себя, свою планету и все живое вокруг…

 

III. Д/З

Сочинение.

«Почему надо быть добрым?»

Всякий посеявший семена

зла открывает ворота

своей гибели.

Пословица.

Живопись
ЕГЭ -2013
Филологи
Википедия
Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов
Орфоэпия
Правила
Средства художественной выразительности
Фонетика
Биографии писателей и поэтов
Синтаксис
Реквизиты
<Сентябрь 2020>
ПнВтСрЧтПтСбВс
31123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829301234
567891011
Rambler's Top100 TopList